Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Листвянка. Лимнологический музей и научный флот. Часть 2.

635.jpg
  Научно-исследовательское судно "Профессор Кожов".

  "Кожов" принадлежит не  Лимнологическому институту СО РАН, как например НИС "Г.Ю. Верещагин" , а ИГУ - Иркутскому Государственному Университету. НИС  "Кожов" в свое время подключился к участию  в уникальном долгосрочном эксперименте, который длится уже  более 70-ти лет. Планомерно выходя в одну и ту же географическую точку Байкала (удаленность от берега 2700 м, глубина 800м),  ученые с его борта производят забор фито- и зоопланктона. Анализ полученных результатов позволяет судить о  изменениях, происходящих внутри экосистемы и озере в целом. Судно укомплектовано всем необходимым научным оборудованием от драги и цифрового микроскопа до дистанционной подводной видеосистемы.

      Что же особенного в этом  планктоне? Почему исследователей так интересуют эти микроскопические организмы? Попробуем разобраться. Для этого продолжим движение по залам Байкальского музея ИНЦ СО РАН и заглянем в самую настоящую лабораторию.
Collapse )

У урочища Большой Березуй. (Продолжение)


  Первое, что я увидел, поднявшись на холм, - удивительное дерево. Раскидистая береза. Не дерево - языческое божество. А каким еще оно могло быть, если выросло в месте с таким говорящим названием: Большой Березуй?! Об одном лишь я жалел в тот миг. О том что нет у меня достаточно широкоугольного объектива, чтобы вместить в кадр величавую красавицу во весь ее рост.


    Не буду рассказывать о том, с каким трудом мне удалось вскарабкаться на крутой берег Вазузы. Это не столь интересно. Значительно  важнее те мысли, что посещают мою голову в местах, подобных тому, где я сейчас оказался. Нет, здесь не было ничего такого, что изумило бы меня достаточно сильно. Миллионы туристов, посетивших древние Афины, десятки миллионов паломников к святым местам бывают впечатлены гораздо сильнее. Это, вероятно, вполне себе нормально. А что же я?  Я взобрался сюда на этот плешивый холм и силился понять-для чего собственно. Что мне здесь надо? Попробую порассуждать об этом пока вы рассматриваете снимки Большого Березуя. (Тем, кто не настроен меланхолически, лучше пропустить три-четыре абзаца.)

Collapse )

Вперед, к Антарктиде!


Научные исследования в Южном океане. Работают океанологи.  Гидрологическая сеть приантарктического пояса включает в себя значительное количество гидрологических станций, имеющих строгое позиционирование. С их  помощью формируются так называемые гидрологические разрезы. Комплекс информации со станций, входящих в разрезы, позволяет судить о физических процессах, протекающих в океане, на всем диапазоне глубин. Достигнув очередной станции, научное судно фиксируется и производит необходимые замеры. На снимке: розетта с установленными на ней гидрологическими приборами опускается с борта одного из таких научно-исследовательских судов.

  Согласно инструкциям, полученным Беллинсгаузеном от государственного Адмиралтейского департамента и Второй инструкции  морского министра он обязан был вести непрерывную работу по изучению климата посещаемых мест, особенностей морей и океанов с точки зрения мореплавания и науки о Земле в целом:

"...Предпринимаемая по высочайшему Его императорского величества повелению кампания, имеет целью приобретение полнейших познаний о нашем земном шаре...По геометрической, астрономической и механической части они не упустят заниматься исследованием всех заслуживающих любопытства предметов, до сих наук относящихся..."

  Перед тем как перейти к дальнейшему  рассказу я хотел бы напомнить, что Вы, уважаемый читатель, находитесь на странице одного из моих масштабных проектов, посвященному предстоящему, в скором будущем, празднованию двухсотлетия великого открытия русскими моряками  Антарктиды. Этот проект я начал  чуть более года назад и отношусь к нему со всей серьезностью. Как и некоторые другие проекты он позволяет мне рассматривать мое пребывание в ЖЖ не как пустую борьбу за  рейтинг, а как инструмент для собственного совершенствования. Благодаря ему я приобрел огромное количество знаний и некоторыми из них спешу с Вами поделиться.
Collapse )

Мохнатый шмель.



    Чем отличается фотограф от любого другого человека, взявшего в руки фотоаппарат?  С разной степенью вероятности у того и другого могут случится удачные кадры.  Мне кажется, что есть важный момент в понимании разницы.  Истинный фотограф использует возможности доступной ему техники не только для того чтобы  запечатлеть ускользающую действительность, но и как инструмент в познании окружающего мира и средство для творческого самовыражения.
Collapse )

Вперёд, к Антарктиде!


Мрачные скалы острова Ливингстон  (арх. Южные Шетландские Острова, антарктика) достигают высоты в 1700 метров над уровнем моря. Вид с острова Полумесяца (Half Moon Island).  Беллинсгаузен, первый описавший этот дикий берег, дал ему имя Смоленск. Однако, на геогрфических картах он  именуется Ливингстон. Южные Шетландские острова - настоящие врата в Антарктиду.

     3-го июля 1819 года Беллинсгаузен вернулся в Кронштадт.  Шлюпы были уже совершенно готовы к отплытию.
На борт было доставлено все необходимое для дальнего плавания, включая богатейшую библиотеку научных изданий, карт и атласов.
 Особую тевогу и волнения у начальника южной экспедиции вызывала вероятность возможных эпидемий и болезней в  среде личного состава. Поэтому его личному контролю подверглись запасы и качество одежды (как зимней, так и летней),  перечень и наличие "полезных" продуктов,  добротность чистой воды. Проверялись жилые помещения на предмет проветривания и давались конкретные указания для правильной организации быта матросов. Поскольку уныние, неизбежное в длительной разлуке с родиной, считалось одной из причин возникновения худых болезней, на шлюпах устанавливался особый режим работ и мероприятий, позволяющий без излишней нагрузки занять экипаж. Кстати, карты и другие азартные игры во время плавания были запрещены дабы избежать возможных конфликтов и в целях оздоровления нравственности.  Гигиена, тогда еще не стала научным понятием в том смысле, что отсутствовали методические и системные подходы к ней. Однако, сознание того, что личная опрятность и чистота помещений способствуют крепкому здоровью уже было.  Поэтому были отданы приказы и по этой части.
Collapse )