141840 (141840) wrote,
141840
141840

Categories:

"Речь" 15(28) марта 1909 года. "А, Вас, Борман, мы попросили бы остаться!"

Борман 01

  Вы мне скажете: "Жорж Борман! Кто ж его не знает!?". 
  И я Вам отвечу: "Мне стыдно, но....я!".
  Впрочем, все же я уверен, что многие, так же как и я поднимут брови в недоумении : " Борман? Жорж!? Не знаем!"
   Поэтому, проведя небольшую исследовательскую работу, позволю себе привести в этом посте все то, что мне удалось узнать об этом удивительном человеке. Поверьте мне, писать есть о чем! Итак.
  Вам когда-нибудь приходилось бывать рядом с крупной кондитерской фабрикой? А, мне вот недавно довелось.
  Малая Красносельская улица, что недалеко от станции метро Красносельская, вероятно, самая ароматная улица Москвы. Этот аромат будет приятен особенно тем из вас, кто любит полакомиться шоколадом. Пятиэтажное здание из красного кирпича, в котором прописана Бабаевская фабрика, насытила все окружающее ее пространство запахом какао. Запах настолько ощущаем, что живи я поблизости, то не выдержал бы и суток - изошел бы слюной! Но все это предисловие, так сказать вольные ассоциации.
 Мне не известно, когда и кто первым придумал этот чудесный продукт под названием "шоколад", но вот то , что Георгий Николаевич Борман умел его великолепно делать, - это стопроцентный факт.
 Здесь

  http://tabellarius.ya.ru/replies.xml?item_no=302
 
  приведен наиболее интересный рассказ о Жорже Бормане, который мне удалось разыскать в сети.
Позволю себе привести выдержки из него.

"....где-то в середине XVIII века из Австрии в Украину занесло немецкого офицера, который в подорожном документе значился как Борман. Тогда много российских воинских городков было натыкано на карте Украины, ибо российская столица еще не определилась, кого ей больше бояться: турок или своих малоросских подданных. Уж Борман поскитался по тем городкам — от Херсона до Харькова. Честно говоря, он мечтал о другом — о столичной жизни, а не о службе на задворках великой империи. Да кто его спрашивал! Его заветную мечту попасть в Петербург удалось осуществить только старшему сыну Николаю и его детям. Николай Борман перебрался в Петербург, где прослыл искусным фармацевтом. Правда, тут всплыли некоторые нестыковки из биографии бывшего немца. Во-первых, выяснилось, что он как бы еврейского происхождения, а во-вторых, даже с Борманом его папашка слегка погорячился, так как не исключено, что был он не Борманом, а Берманом, хотя ничего плохого в этом не было, а совсем напротив — в Петербурге все фармацевты были Берманами.
Путаницу в этой семье любили. Даже когда у фармацевта родился сын, его записали Григорием, в семье звали Георгием, а мать, решив, что она французских кровей, своего любимца вообще называла Жоржем. Когда настало время любимчику выбирать будущую стезю, отец был тверд: только естественный факультет Петербургского университета. Отец по этому поводу даже изрек нечто метафорически-афористическое: «Мы не фармазоны, мы фармацевты. Снова будешь немцем». Действительно, в университетах Российской империи для евреев был ценз, а для немцев почему-то нет.
Студенческая вольница — вещь святая. Георгий любил шататься по Невскому, заглядывать в витрины. У одной останавливался чаще и дольше других. В доме № 21 была малюсенькая кондитерская лавка, где на витрине красовались аппетитные пирожные, увитые искрящейся мишурой. Чувствовалась женская рука. Однажды он заглянул внутрь. У прилавка стояли он и она, буколические старички, прямо со страниц Карамзина.

 — Молодой человек, — сказала старушка, — я вас давно заприметила через стекло, только почему-то вы не заходите. Студент?.. Значит, с деньгами неважно. Разрешите вас угостить. Уж примите — это от души.


Деньги у Георгия были, да разочаровывать хозяйку не хотелось. Церемонно съел пирог с умопомрачительной начинкой. И тут же получил приглашение заходить. Решил, что один раз зайдет непременно: надо же отблагодарить добрых стариков. Принес хозяйке букет первых майских цветов. Та растрогалась и вдруг предложила:

    — А не хотите ли вы подработать? Мы люди пожилые, а у вас университетские вакации. Поработайте у нас летом, подсобите в сладком деле.


 Идея показалась заманчивой. Вскоре уже стоял за прилавком в белоснежном фартуке. То ли на белый фартук, то ли на черные усы нового продавца потянулись в лавку на Невском дамочки как с детьми, так и с перспективой их завести. Старики-хозяева только улыбались.


Но приближалось время начинать новый учебный год в университете. И вдруг супружеская пара пригласила своего нового продавца в дом на чай. Отказаться было неприлично. Посидели, чай попили. А когда пришло время прощаться, хозяин лавки мягко придержал руку гостя и произнес:

    — То, что скажу, вас удивит. Но мы с женой к решению пришли единодушно и сразу. Люди мы бездетные, а ныне и безбедные. Держать лавку нам уже нелегко, а продать никогда рука не поднимется. Вы нам приглянулись, и вот мы решили свою кондитерскую подарить вам. С этой минуты она ваша. Делать можете с ней, что хотите. Только ежели она по-прежнему будет радовать детей и взрослых сладостями, сердца стариковские будут только ликовать.


Честно говоря, от неожиданности студент-медик в обморок не упал. Стоя за прилавком, он уж давно задумывался, что время сильно убежало вперед — середина ХІХ века, торжество машин. Домашней выпечкой уже никого не удивишь. К тому ж Европу как раз охватил шоколадный бум. Вот какого лакомства ждет покупатель! Но шоколад на бабушкиной плите не сваришь. Значит, нужен капитал, чтобы все механизировать.


Капитал. Личных денег было в кармане 300 рублей — платить за университет. А если не платить?! Всю жизнь готовить горькие пилюли или сладкие соблазны — даже сравнивать не хочется. Но как отца убедить?! А если… Купил коробку самых лучших «конфект» (так тогда говорили) и пошел на трудный, но принципиальный семейный суд. Судили и рядили долго. Но «конфекты» неожиданно сердце отцовское растопили. "

 
Трогательная, конечно история и звучит красиво.  Верить ли? Не знаю! Надеюсь обошлось без насилия со стороны Жоржа в отношении старичков. Даже если он только обольстил престарелую хозяйку, то и то можно простить - выиграли ведь от этого в последствии многие. Хотя... Нравы в те времена, наверное, все же были чище, и кто его знает, может так оно и было!
  Читаю дальше. Главное - правильно составленный бизнес-план. Тогда все получится! А, Жорж в этом отношении был не дурак.

  "И вот в 1862 г. на Невском, 21 появилась первая машина по производству шоколадной плитки. Машина стояла прямо в лавке. Все делалось на глазах покупателей, без обману. Это было внове, неожиданно. Народ, как в цирк, пер поглазеть, ну и уж попробовать. Вскоре в маленькую лавчонку было не пробиться. И тогда молодой хозяин что удумал: не расширять сеть магазинов, а торговать прямо на улице. Но как! Он установил первый в Петербурге торговый автомат. На углу Невского и Надеждинской появился домик на чугунном основании, под черепичной крышей, который сразу окрестили «Домиком братьев Гримм». На видном месте красовалась надпись: «За опущенную в аппарат 15-копеечную монету полагается плитка шоколада». В Европе такая торговля уже шла полным ходом, но в России была своя специфика. То кто-нибудь вместо 15 копеек бросал двугривенный, дескать, давай, автомат, мне шоколад и сдачу не забудь. Причем, свои законные требования умник буквально дословно в щель и излагал. Но автомат делал вид, что русского языка не понимает, т.е. ни монеты, ни товара не давал. Хорошо, вокруг добрые люди толклись, учили: «Ты ему врежь по правому боку, у этого чурбана враз мозга прочистится!». Пришлось при каждом автомате доброго молодца (типа нынешнего «братка») ставить. Кто автомату давал хук справа, тут же от молодца получал апперкот слева. Покупатель не возражал: а что, хоть сдачи получил!

Но это еще были цветочки, потому что когда за товаром к автомату купец подходил, это были уже ягодки. Купец демонстративно трехрублевую бумажку сворачивал и в щель совал: «Бери, нам не жалко!». Это уже был не хук, это был каюк автомату.


Но особенно автомат раздражал потомственных пролетариев: «Эта шоколадная машина для унижения рабочего человека придумана. Другое дело, если бы вместо цукерки он стопку водки с соленым огурчиком исторгал. Самое пролетарское лакомство!». Да, правильно подметили большевики, только рабочий класс понимал, что техника должна формировать пролетарское самосознание, а не кариес.


Фирма «Жоржъ Борманъ» торговала настолько бойко, что пришлось все же расширяться, строить фабрику, ставить все новые магазины. По сути, сладкая продукция Бормана могла обходиться без рекламы — такой вокруг благоухал аромат, что мимо пройти было никак нельзя. Помимо шоколада, Борман выпускал уже свыше 200 наименований конфет. Особо раскупались «Аленушка», «Сампьючай», «Лоби-Тоби». Народ полюбил печенье «Тю-тю», «Олли», вафли «Хоровод»."


 
Кстати, обнаружился в интернете снимок, на котором один из магазинов Бормана.

магазин

Фабрика же располагалась по адресу Английский проспект 16.

 Вот еще одно описание автомата Бормана (с одного из вендинговых сайтов):

"Газета «Петербургский листок» в номере от 5 ноября 1888 года сообщала: «Вчера, 4 ноября, на углу Нежинской улицы и Невского проспекта «объявилась» новинка. Здесь фирма «Жорж Борман» выставила первый из автоматических аппаратов для продажи плиток шоколада». Аппарат представлял собой установленный на чугунном основании металлический домик с черепичной крышей. Высота домика составляла около 170 см, а ширина -- 35 см. Для получения плитки шоколада необходимо было положить монету в отверстие на лицевой стенке и повернуть находящуюся здесь же ручку, после чего внизу открывался щиток-клапан и выдвигалась шоколадная плитка. На всех его наружных стенках красовалась выполненная крупными буквами надпись: «За опущенную в аппарат 15-копеечную монету (непробитую) полагается плитка шоколада; просят не опускать других монет, кроме 15-копеечных: при других монетах аппарат не действует, а монета не возвращается».
Говорят, шоколадный автомат сразу был окружен любопытствующей публикой, которая затрудняла движение пешеходов по тротуару. Только отряд полицейских с трудом наладил мало-мальский порядок. При этом отзывы потребителей о торговой новинке были противоречивы. Одни с сарказмом заявляли, что столичные обыватели все-таки будут иметь некоторую пользу от автоматических аппаратов, потому что на каждом из них находятся часы и барометр. Мастеровые высказывали недовольство: «Нам не по вкусу такое угощение. Нам бы нужна такая машина, чтобы вместо шоколадных плиток выскакивала бы рюмка водки с бутербродом». Другой наблюдатель -- купец в енотовой шубе напротив одобрял ноу-хау: «Молодчина Борман. Если придумано для шоколадной торговли, то обмозгуют и для бакалейной и для всякой».

Несмотря на простоту устройства, один из служащих фирмы «Жорж Борман» по много раз давал разъяснения и следил за правильностью действий покупателей. Впрочем, это не всегда помогало: «Мальчуган, сумевший опустить гривенник и не получивший плитки, заплакал. Стоявший рядом купец объяснил ему: «Дура-голова, меньше как пятиалтынный тут не опускают, на тебе, не плачь». Мальчик берет у купца двугривенный, опускает его -- аппарат опять не действует, и мальчик заливается слезами. На разъяснения и смех окружающих купец возражает, что машина обязана дать ему пятак сдачи. А доказывая публике, что он вовсе не жадный, купец тщательно сворачивает трехрублевую купюру и засовывает ее в отверстие. Увидев это, служащий устраивает скандал -- автомат из-за засорения вышел из строя»."

 Кроме Петербурга, Борман открыл производство и в Харькове .Возвращаюсь  на      http://tabellarius.ya.ru/replies.xml?item_no=302    :

"На Кацарской улице в Харькове Борман купил дом, тут же его снес, чтобы заложить фабрику, которую потом многие поколения харьковчан будут называть «кондитеркой». Все там было механизировано. А на первом этаже размещался, может быть, первый примененный для производственных нужд холодильник (по тем временам вещь роскошная и очень дорогая). Другие предприниматели за спиной Бормана шептались, не всегда по-доброму: "Этот немец нам перепортит всех рабочих". Действительно, отбор на «кондитерку» шел строгий, текучесть кадров была нешуточная. Вы никогда не догадаетесь, за что увольняли сотрудников с фабрик Бормана. Так вот, рабочие цехов должны были всегда ходить в свежевыстиранных, отутюженных халатах. Как это непохоже на наши советские фильмы с революционными сюжетами и грязными спецухами. Да, «Мосфильм» был силен своим социалистическим реализмом. Но разве можно винить творческих работников? Как они рассуждали: если на наших фабриках такая грязь и бардак, то что же могло быть в царское время? А вот было, этот Борман явно разлагал рабочий класс!

А что он творил со своим товаром?! Витрины магазинов на Николаевской площади в Харькове повергали в шок: бонбоньерки из атласа и бархата, водопады искусственных цветов. Борман уделял большое внимание повышению культуры своих покупателей. Выпускались серии коробок монпансье, на которых были помещены портреты великих писателей с цитатами из их произведений. Шоколадные плитки украшали изображения национальных костюмов народов разных губерний Российской империи. В коробки вкладывались бумажные заготовки и инструкции, как юный покупатель своими руками может создать поделку, которую сегодня назвали бы «оригами». Впервые в истории торгового дела тара стоила дороже того, что в ней хранилось.

В 1876 г. Жорж Борман (как позднее Карл Фаберже) получил почетное звание «Поставщик двора Его Императорского Величества». Вслед за этим в 1878 г. на Всемирной выставке в Париже продукция, помеченная двумя буквами «ЖБ», была награждена большой золотой медалью. Мир еще не знал, что «ЖБ» — это «Жоржъ Борманъ». Но мир гордился своими достижениями, и Всемирные выставки организовывались часто. Неизменно в категории продуктов питания золотые медали отбирал для нас Борман. Так было в Париже в 1889 г., в Чикаго в 1893 г. и снова в Париже в 1900 г. на выставке, которая подводила итоги ХІХ века. Век заканчивался, грызя шоколадную плитку «Жоржъ Борманъ».

Питание - сила

Естественно, рос и капитал фирмы. Вы помните, все началось с 300 рублей, но уже через 10 лет к ним прибавилось еще три нуля (300 000 руб.), а вскоре подкатился еще один нуль. Это был звездный час Жоржа Бормана. Идеи витали в воздухе. Но в отличие от философов-идеалистов Георгий Николаевич свои идеи тут же материализовал."

 
Да интересная судьба у этого человека. Не менее любопытна судьба его сладостей.

Шары Шуры
Представляете: "Матильда развернула карамельку "Шары Шуры" и небрежным движением отправила ее в свой прекрасный ротик!"
Вишневая
Или "Профессор Преображенский угостил Шарика "Омаром"
мУРОЧКА

 "-Мне три фунта "Мурочек",- сказал Ленин - и быстрой походкой удалился в сторону Смольного"
Троцкий был более радикален, поэтому предпочитал "Одевание гаубицы на передок"

гаубица

Вакула
  Кобе в Туруханский край пришла посылочка от заботливых товарищей. Вместе с паспортом на имя "Иванов" темпераментный грузин получил пакетик "Русалок" . Таким образом ЦК партии предлагал ему поскорее вернуться для дальнейшей борьбы.

Кис

"Кис Кис" , "Кис Кис" неслось по Европе,  но призрак больше не возвращался!"

ТПР-Р-Р-Р! Стоять! Заговорился! Хватит. Политика здесь ни к чему!
 Действительно. Это просто сладости. Мы их любим. И довольно!
 Вот только хотел бы я отведать вот это:
Мороженное
  Жаль не придуман способ передачи не только изображения , но и вкуса. Я бы понаслаждался!


 
сегодня

  Конечно, же сладкая жизнь закончилась с победой великого Октября, однако и по сей день бывшая кондитерская фабрика Жоржа Бормана, а ныне "Кондитерская фабрика им. К. Самойловой"(Красный Октябрь) радует питерцев своей продукцией.

   Вот такая интересная история скрывалась за простым газетным объявлением.

 При подготовке использованы материалы с

  http://www.kudvic.ru
http://tabellarius.ya.ru/
http://pvend.ru

Tags: Люди, Речь, Старые газеты
Subscribe

  • С Млечным Путём наедине.

    Дорога в деревню. Наше время. Если присмотреться, то там, далеко, на ней три точки. Это три мальчика на велосипедах. Три счастливых мальчика. И их…

  • Листвянка. Настоящий фотограф.

    Уно моменто.... Чего же мне не хватает? К чему хотелось бы приблизиться? В контексте фотографии. Хорошо бы что-то выдумать эдакое! И…

  • От спецкора стенгазеты "Светлый путь".

    Как это странно, что мы с легкостью меняем цветущий живой простор русского поля на серую мертвую твердь городского асфальта, что быстро забываем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments