141840 (141840) wrote,
141840
141840

Мой известный "Неизвестный" солдат.

название или описание

В центральной части Ваганьковского кладбища , справа от колумбария и чуть сзади находится могила Григория Чухрая. Я никогда ранее не бывал здесь. Наверное, от того, что считал и считаю, что негоже тешить собственное любопытство и беспокоить усопших, особенно тех, чьи имена известны каждому.
 Я пришел сюда не из любопытства, я пришел к нему потому что не мог иначе...

 

"...мои вояки повалились на дно окопа и лежали не двигаясь. Я схватил свою винтовку и стал стрелять по танкам. Огонь со стороны немцев усилился. Снаряды летели через наши окопы, а мои солдаты бездействовали.  Я отстреливался, бегал по окопу, матюгался и пинками сапог поднимал боевой дух своих «стариков». Они поднимались на ноги, но только я поворачивался к другим, эти снова оказывались на дне окопа. Между тем с нашей стороны заработала артиллерия. Теперь и наши снаряды, шипя, летели через наши головы и рвались вокруг танков. Шум боя усиливался. В углу окопа, от страха надев противогаз вверх трубой, лежал толстый мужчина. Я подбежал к нему и сорвал противогаз. На меня смотрели глаза, от страха потерявшие радужную оболочку.

— Если бы все люди были честными, — простонал он, — то и войны бы не было...

Я плюнул от омерзения и, схватив винтовку, снова начал стрелять... Танки попятились, развернулись и начали уходить. Наступила долгая тишина и только толстый философ всхлипывал, обхватив лысеющую голову руками. Не скоро кто-то из моих торгашей осмелился выглянуть из-за бруствера окопа, и я услышал победный крик:

— Они ушли! Мы победили!!!

«Хороши победители», — подумал я.

 

После обеда распространился слух: «Немцев прогнали аж за Полтаву!» Мои торгаши осмелели и стали сперва робко, потом громче и громче осуждать мое поведение.

— В Красной Армии не положено ругать подчиненных матом. [52]

— А лежать на дне окопа и не стрелять по врагу положено? — возражал я.

— А пинать подчиненных сапогами положено?

— А как же еще с вами поступать, если вы не хотите воевать?

И тут прорвало! Заговорили все разом, наседая на меня и отталкивая друг друга локтями.

— А вы нас научили воевать?!

— Я вам в отцы гожусь, а вы меня сапогами!

— Стрелять! А я знаю как? С какого бока заряжать винтовку, я знаю?

— И я понятия не имею, а вы меня матом.. Чтоб я так жил!

Возмущение росло. Они называли меня хулиганом, и антисемитом, и махновцем..."


Это отрывок из мемуаров Григория Чухрая, полную версию, которых можно найти здесь:
http://militera.lib.ru/memo/russian/chuhray_gn/01.html

   
 
    Гвоздики упали на гранит, время продолжило свое течение. Холодно. Пора идти.
Что же так задело, так удивило меня? Крутятся слова да все не те. Штампы, словесные формулы, заученные выражения  верные по сути, но затертые до предела.  Выраженная в них мысль кажется какой-то казенной, неживой.
  И вдруг я понимаю! Честность! Чухраю удалось простыми словами, очень понятно и честно рассказать про этот ужас. Он выжил, прошел, перенес, спас. Ему и таким как он я по гроб обязан тем, что я есть.


 
 

 

 
 



 

 

Tags: Люди
Subscribe

  • С Млечным Путём наедине.

    Дорога в деревню. Наше время. Если присмотреться, то там, далеко, на ней три точки. Это три мальчика на велосипедах. Три счастливых мальчика. И их…

  • Листвянка. Настоящий фотограф.

    Уно моменто.... Чего же мне не хватает? К чему хотелось бы приблизиться? В контексте фотографии. Хорошо бы что-то выдумать эдакое! И…

  • От спецкора стенгазеты "Светлый путь".

    Как это странно, что мы с легкостью меняем цветущий живой простор русского поля на серую мертвую твердь городского асфальта, что быстро забываем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments